«Раритеты: куклы «акань» – первые среди игрушек»

В собрании музея хранится интересная коллекция тряпичных кукол. Первые куклы «акань», изготовленные в начале ХХ века, поступили в музейную коллекцию в результате экспедиционных сборов Д. Т. Яновича в Ижмо-Печорском уезде автономной области Коми в 1925 году. Это четыре куклы-женщины и одна кукла-мужчина.

Две куклы-женщины простые по способу изготовления, но лаконичные и выразительные. В основе их создания сохранена самобытная архаичная конструкция – деревянный стержень, вырезанный из ветки дерева с неочищенной корой. Ноги, руки у кукол отсутствуют. Голова первой куклы обозначена белой бумагой, голова второй – лоскутком белого шёлка на конце стержня. Из нитей этого же лоскутка заплетены две косы. Куклы безликие. В прошлом считалось, что изображение черт лица может оживить куклу и тем самым сделать опасной для ребёнка. Лица кукол обозначены чередованием шёлковых нитей красного, жёлтого, зелёного, синего цветов. Размеры кукол – 14х10,5 см, т.е. с ладошку. На головах кукол завязаны шали, изготовленные из лоскутков шёлка жёлтого цвета. Из разноцветных лоскутков вручную сшита одежда кукол – очень напоминающая традиционные ижемские нижние юбки, пышные сарафаны в складку, по нижнему краю украшенные кружевами. Особо обозначена грудь, изготовленная из яркого бордового лоскутка с набивкой. Реальные формы кукол-женщин организованы именно одеждой.

Эти куклы, также как куклы других народов, имеют универсальные признаки, являющиеся отголоском их древней религиозно-магической функции: безликость, отсутствие рук и ног, но наличие груди. Отсутствие лица у куклы – след анимистических представлений, результат желания не навредить ребенку, оградить его от воздействия недоброжелательных сил. Грудь – знак поклонения женскому божеству, воплощающему идею материнства, плодородия.

Все эти признаки имеют, кроме утраченного сакрального значения, и общечеловеческое. Благодаря тряпичной кукле дети с ранних лет усваивали значение женщины-матери, ее функцию даровать жизнь, выкармливать, воспитывать в строгой любви, передавать традиции.

Тщательно выполнены три следующие куклы. Они сшиты с головой, руками и ногам, из фабричных тканей, набиты лоскутами. Головы обозначены белой тканью. Черты лица не обозначены у кукол-женщин и прорисованы у куклы-мужчины. Доминирующим элементом этих самодельных кукол является их костюм. Здесь отчетливо видны местные особенности традиционного ижемского костюма, поскольку кукольный костюм создавался в подражание одежде взрослых и шился из тех же тканей.

Самодельные куклы могут иметь очень выразительные характеры. Эта кукла наряжена в тщательно изготовленную одежду, выкроенную и сшитую, как настоящая. На ней мягкие головные уборы типа волосника и повойника, традиционные ижемские рукава (верхняя часть рубахи), сшитые из зелёной ткани, украшенные поликами (плечевыми вставками) из красного шёлка и воротом – стойкой из фиолетового шёлка. Стан рубахи сшит из хлопчатобумажной цветной ткани. Нижняя юбка сшита из белой ткани, заложена в складку по талии, подол основательно укреплён с внутренней стороны. Сарафан синего цвета на вздержке, присборен спереди, заложен в складки сзади. Лямки сшиты из фиолетового шёлка. Подол укреплён с внутренней стороны цветной полосатой тканью. На ногах сшита обувь с высоким голенищем. Всё достоверно и основательно. Не замечаешь отсутствия лица куклы. Благодаря пропорциям и одежде куклы создается образ уверенной в себе женщины, замечательной хозяйки, осознается ее основательность, домашняя теплота и уютность.

В музейных собраниях куклы-мужчины встречаются реже, чем куклы-женщины. В музейной коллекции кукла-мужчина сшита вручную из белой ткани, с руками и ногами, она мягкая, набивная. Головной убор – шапка округлой формы из тонкой замши. Рубаха сшита из светлой ткани, а штаны из чёрной ткани – явно праздничный вариант мужского костюма. Поверх горловины рубахи приложен воротник и галстук – бабочка. Пояс из синей в полоску ткани, завязан узлом справа.

Ещё одна кукла-женщина в нарядном костюме. Цветовая гамма празднична и лаконична. Кукла безликая. На голову надет женский головной убор типа кокошника сиреневого цвета, покрытый сверху шалью, изготовленной из лоскута старинной ткани, той самой, что мы встречаем в декоре самых нарядных, праздничных, свадебных рубах коми-ижемок. Концы платка заведены назад и завязаны узлом в традиционной манере. Рукава сшиты из цветной нарядной ткани. Сарафан синего цвета, заложен в складки сзади. Нижняя часть его украшена белым кружевом.

Судя по нарядным деталям одежды двух последних кукол «акань» – мужчины и женщины, можно предположить, что это пара молодожёнов.

В старину родители, наблюдая за изготовлением девочками куклы «акань» и тряпичной одежды для кукол, строго следили за тем, чтобы кукла шилась только из обрывков новой ткани, нельзя было использовать лоскутки от одежды, которая кем-либо носилась. По поверьям коми, одежда, «пропитанная запахом живого человека», является его тенью «вуджöр», а через куклу в такой одежде можно наслать беду.

Большую роль играли куклы в воспитании навыков шитья у девочек. Остатки ткани после пошива одежды использовали для изготовления игрушек. Под руководством бабушек и мам дети мастерили куклу «акань» и одежду для неё. Для шитья применялись лоскутки атласа, парчи, шёлка, хлопчатобумажной ткани, льна.

Главное содержание игры в куклы было такое же, как в русской игре «в дочки-матери», а именно – воспроизведение в игре реального семейного быта. По поверьям, игры девочек с тряпичными куклами влияли на их будущее семейное счастье. У коми говорят, что у девочки, которая в ходе игры раздаёт своих кукол подругам, не будет семейного счастья и благополучия. У каждой девочки количество тряпич¬ных кукол в игрушечной семье, как прави¬ло, соответствовало количеству членов семьи ребенка. Но при этом, куклам никогда не давали собственные имена членов семьи, чтобы исключить возможность сглаза и порчи.

Старинные самодельные куклы очень просты, но в этой простоте таится великая загадка. В этом творении рук человеческих чувствуется то, что мы называем душой. Являясь частью культуры всего человечества, каждая кукла сохраняет в своём образе самобытность и характерные черты создающего её народа.

 

Куклы «акань». Конец XIX – начало ХХ вв. Печорский уезд Архангельской губернии. Из коллекции Национального музея Республики Коми.
______
©Пьянкова Татьяна Алексеевна, заведующий отделом этнографии Национального музея Республики Коми.